kazakhstanmaps.ru

Эволюционная теория познания поппер

Тривиальность эволюционной эпистемологии Карла Поппера. В последующих работах Поппера, например, в его статьях «Эволюционная эпистемология» () и «К эволюционной теории познания» (). Мир предрасположенностей и эволюционная эпистемология. Пирс, Поппер и проблема открытия закономерностей.  Эволюционная теория Поппера тесно связана с его теорией познания.

Новое поведение или новые органы могут также привести к появлению новых проблем. В этой логике возникает знаменитое попперовское сравнение Эйнштейна с амебой. Это позволяет нам отбросить некоторые из наших конкурирующих гипотез. Рассматриваемая в этом свете жизнь есть решение проблем и совершение открытий — открытий новых фактов, новых возможностей путем опробования trying out возможностей, порождаемых в нашем воображении. На человеческом уровне это опробование производится почти всецело в третьем мире путем попыток изобразить более или менее успешно в теориях этого третьего мира наш первый мир и, возможно, наш второй мир, путем стремления приблизиться к истине — к истине более полной, более совершенной, более интересной, логически более строгой и более соответствующей релевантной нашим проблемам. Главная разница между амебой и Эйнштейном не в способности производить пробные теории ТТ, а в ЕЕ, то есть в способе устранения ошибок. Амеба не осознает процесса устранения ошибок. Основные ошибки амебы устраняются путем устранения амебы: В противоположность амебе Эйнштейн осознает необходимость ЕЕ: Эйнштейн говорил, что он рождает и отвергает теории каждые несколько минут. Что позволило Эйнштейну пойти дальше амебы? Ответ на этот вопрос составляет основной, третий тезис настоящей статьи. Ученому-человеку, такому как Эйнштейн, позволяет идти дальше амебы владение тем, что я называю специфически человеческим языком. В то время как теории, вырабатываемые амебой, составляют часть ее организма, Эйнштейн мог формулировать свои теории на языке; в случае надобности — на письменном языке. Таким путем он смог вывести свои теории из своего организма.

  • Эволюционная эпистемология К. Поппера — Студопедия
  • Это дало ему возможность смотреть на свою теорию как на объектсмотреть на нее критическиспрашивать себя, может ли она решить его проблему и может ли она быть истинной и, наконец, устранить ее, если выяснится, что она не выдерживает критики. В чем состоит обычный подход к теории познания, к эпистемологии? Он полностью отличен от моего эволюционного подхода, который я обрисовал в разделе 1. Обычный подход требует оправдания джастификации 1 теорий наблюдениями. Я отвергаю обе составные части этого подхода. Другими словами, этот подход связан с оправданием наших утверждений в соответствии с предпочитаемой мною терминологией — наших теорийи он ищет это оправдание в наших восприятиях и наших наблюдениях. Этот эпистемологический подход можно назвать обсервационизмом 2. Место, где эти чувственные данные сводятся воедино, или усваиваются 3 — это, конечно, голова, изображенная на рис. Открытое общество и его враги.

    Эволюционная эпистемология - Энциклопедия - Фонд знаний «Ломоносов»

    По мнению переводчика настоящего сборника Д. Редактор настоящего сборника В.

    эволюционная теория познания поппер

    Эту теорию можно изложить и следующим образом. Чувственные данные вливаются в бадью через семь хорошо известных отверстий — два глаза, два уха, один нос с двумя ноздрями и рот, а также через кожу — орган осязания. В бадье они усваиваются, а конкретнее — связываются, ассоциируются друг с другом и классифицируются. А затем из тех данных, которые неоднократно повторяются, мы получаем — путем повторения, ассоциации, обобщения индукции — наши научные теории. Бадейная теория, или обсервационизм, является стандартной теорией познания от Аристотеля до некоторых моих современников, например, Бертрана Рассела, великого эволюциониста Дж. Холдейна или Рудольфа Карнапа. Первый встречный может сформулировать ее очень кратко: Эти бесхитростные вопросы и ответы первого встречного дают, конечно, достаточно верную картину ситуации, как он ее видит. Эта позиция показывает приверженность автора к прагматическому подходу к истине, и неприемлемость им релятивизма, свойственного радикальному конструктивизму. Так же хотелось бы отметить, что в эволюционной эпистемологии Поппера не только человек может иметь знание. Знание трактуется в намного более широком смысле, что очень наглядно демонстрируется в примере с амебой. Любая адаптация интерпретируется как знание. Это очень важная идея, она позволяет построить единую эпистемологию для всего живого. Его теория базируется на следующих трех основных принципах [10]:. Кемпбелл, как и Поппер, трактует эволюционные принципы очень широко, говоря, например, о кристаллизации как о процессе отбора определенных направлений хаотического теплового колебания молекул под воздействием соседей [1]. Подобная точка зрения привлекательна тем, что позволяет создать стройную теорию эволюции материи на единообразных принципах, и понять, какое место занимает в ней человеческое познание. Введение понятия замещающего селектора как инструмента познания, возникшего в процессе адаптации живых существ в мире, является важным шагом в понимании процесса получения знаний. В качестве примеров замещающих селекторов можно назвать инстинкты животных, кантовские понятия a priori, жизненный опыт конкретного человека, человеческое общество, культуру. Порожденные на том или ином уровне развития познающих систем от простейших организмов до человеческого общества замещающие селекторы образуют иерархию, в которой одни селекторы могут отбирать другие, и лишь после прохождения пробной теории всей пирамиды она приходит в соприкосновение с действительностью.

    эволюционная теория познания поппер

    Иерархию замещающих селекторов можно рассматривать как модель окружающего познающего субъекта мира, а коль скоро мы заговорили о моделях, то пора переходить к кибернетической интерпретации эволюционной теории познания. Рассматривая теорию познания в свете эволюционных представлений, мы в основном имели дело с проблемой того, какие внешние по отношению к знанию причины влияют на его развитие, и каковы механизмы появления нового знания. Затрагивая организацию знания, мы лишь ответили, что знание можно представить в виде иерархии замещающих селекторов. Попытаемся теперь подробнее разобраться в вопросе: Чем является знание для живого организма? Как оно используется им? Отличительной чертой всего живого является целенаправленность. С телеологической точки зрения знание есть инструмент, используемый для достижения определенной цели. Это инструмент, который нужен для управления собственным состоянием и состоянием некоторой части окружающего мира, где управление служит для достижения цели. Назревшая к середине го столетия необходимость изучения процессов управления и коммуникации привела к появлению кибернетики. В чем же сущность кибернетического подхода к теории познания?

  • «ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ПОДХОД К ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ» | Сайт С.П. Курдюмова "Синергетика"
  • Вот как охарактеризовал его Турчин: Мы видим теории не более чем определенными средствами организации и предсказания потока наших ощущений. Мы обнаружили, что неопределенность неотделимая часть природы вещей. С появлением кибернетики и компьютеров, мы начали создавать модели человеческого восприятия и систематически исследовать различные пути организации сенсорных ощущений. Так основной акцент исследований сдвинулся от материи к организации, от компьютеров к программам. Сегодня мы считаем организацию более фундаментальной и первичной, чем ее материальное содержание, которое, в конце концов, не более чем всего лишь представление, используемое нами для организации сенсорных данных.

    Эволюционная эпистемология. Карл Р. Поппер.

    Кибернетическая эпистемология рассматривает знание, как некоторую динамическую модель окружающей субъекта систему действительности. Для достижения цели система должна выработать совершить определенное действие. Знание необходимо для выбора действия адекватного цели. Знание должно давать возможность предсказывать результат данного действия в данной ситуации до того, как это действие совершено. Следовательно, модель нужна для порождения предсказаний. Схема взаимодействия познающей системы с окружающей средой, показанная на рисунке, позволяет наглядно представить, как соотносится динамика процессов во внешнем мире и моделирование, имеющее место внутри системы. Первоначальное представление, являющееся некоторым внутренним состоянием кибернетической системы и связанное с определенным состоянием мира, используется при порождении прогноза, заключающемся в вычислении нового внутреннего состояния соответствующего ожидаемому состоянию мира. Моделирование необходимо для выбора такого действия, которое при подстановке в модель для данного представления дает новое представление наиболее близкое к целевому состоянию системы. Подобная схема моделирования достаточно универсальна и может быть применена практически к любому процессу познания. Можно конечно свести смысл этого тезиса к высказыванию, что наука развивается. Но утверждение, что наука развивается, в эпистемологии можно рассматривать в качестве аксиоматического. Это развитие заложено в самом определении науки, как социальной сферы, в которой происходит формализация и накопление знаний. А проблема возможности и необходимости самого этого развития должна решаться за пределами теории познания, в ходе рассмотрения общего процесса эволюции социальной системы. Теперь обратимся к основной посылке второго тезиса. Воспроизведем возможный ход мысли Поппера: Несмотря на явную сомнительность логической цепочки, попробуем проанализировать возможное место естественного отбора в эпистемологии. И так, если даже и рассматривать процесс развития науки с точки зрения отбора, то в большей степени этот отбор похож на искусственный, чем на естественный. То есть теории сами по себе не взаимодействуют ни между собой, ни с внешней средой, а отбор по определенным критериям осуществляет человек. В подтверждение этому можно заметить, что на критерии отбора часто влияли не только сугубо научные основания, но и политика или субъективные заблуждения авторитетных ученых. Также, возникает сомнение в правомерности глобального использования принципа отбора в эпистемологии, учитывая то, что ни дарвинистская теория естественного отбора, ни опыт искусственного отбора не могут на сегодняшний день разрешить загадку возникновения новых видов. А ведь именно проблемы, связанные с самой возможностью возникновения новых знаний новых гипотез и теорийстоят на первом месте в теории познания, а не трудности с выбором одной лучшей теории из нескольких. Было бы слишком сильным упрощением мыслить эпистемологию, как науку, призванную лишь помогать разрешать научные споры.

    А ведь именно к этому и сводит ее постановка принципа отбора естественного или искусственного в качестве главного методологического инструмента. И если в биологической эволюции в качестве движущего начала мы еще можем предполагать случайные мутации генов и естественный отбор положительных результатов хотя и не понятно, как это может привести к возникновению новых видовто вряд ли научно продуктивно будет сводить процесс появления новой идеи к случайному перебору возможных вариантов разумных высказываний в голове ученого. Более того, развитие науки, как процесс появления все новых и новых теорий в малой степени похож на эволюционное движение в смысле дарвинисткой теории последовательного приспособления видов к окружающей среде путем незначительных мутаций и естественного отбора. В науке мы чаще наблюдаем не постепенное развитие тех или иных параметров теории в ходе отбора лучших решений из случайного спектраа внезапное, революционное появление новых теорий, принципиально отличных от всех имеющихся до этого. Так было и с теорией гравитации Ньютона, и с теорий относительности, с квантовой механикой, и с самой теорий Дарвина. И эти революционные скачки в науке, как и возникновение новых видов в биологии, не могут быть объяснены с позиции какого-либо отбора. Анализируя научное познание с позиции естественного отбора невозможно ответить и на вопрос: Для эволюционной эпистемологии научная теория — это неизвестно откуда взявшийся черный ящик, на вход которого подается проблема, а на выходе получается ответ. Jennings,и это имеет силу для Эйнштейна. В чем основная разница между ними? Я думаю, что у них по-разному происходит устранение ошибок. В случае амебы любая грубая ошибка может быть устранена устранением амебы. Ясно, что в случае Эйнштейна дело обстоит не так; он знает, что будет совершать ошибки, и активно ищет их. Однако не удивительно, что большинство людей унаследовали от амебы сильное нежелание как совершать ошибки, так и признавать, что они их совершили! Тем не менее бывают исключения: Таким был Эйнштейн, и таковы большинство ученых творческого склада: Похоже, есть два типа людей: Люди первого типа мыслят догматически; люди второго типа - это те, кто научился мыслить критически. Говоря "научился", я хочу выразить свое предположение, что различие между этими двумя типами основано не на наследственности, а на обучении. Теперь я сформулирую мой пятый тезис:. В ходе эволюции человека необходимой предпосылкой критического мышления была дескриптивная функция человеческого языка: Этот важный тезис можно обосновать различными способами. Только в связи с дескриптивным языком того типа, какой описан в предыдущем разделе, возникает проблема истинности и ложности - вопрос о том, соответствует ли некоторое описание фактам.

    Ясно, что проблема истинности предшествует развитию критического мышления. До возникновения человеческого дескриптивного языка можно было сказать, что все теории являлись частями структуры тех организмов, которые были их носителями. Они представляли собой либо унаследованные органы, либо унаследованные или приобретенные предрасположения к определенному поведению, либо унаследованные или приобретенные неосознанные ожидания. Иначе говоря, они были неотъемлемой частью своих носителей. Для того, чтобы быть способным критиковать теорию, организм должен иметь возможность рассматривать ее как объект. Единственный известный нам способ добиться этого - сформулировать ее на дескриптивном языке, причем желательно на письменном. Таким образом, наши теории, наши предположения, испытания успешности наших попыток, совершаемых в ходе проб и ошибок, могут стать объектами, такими же как неживые или живые физические структуры. Они могут стать объектами критического исследования. И мы можем убивать их, не убивая их носителей. Как это ни странно, даже у самых критических мыслителей часто возникают враждебные чувства к носителям критикуемых ими теорий. Может быть, уместно будет вставить здесь краткое замечание о том, что я не считаю весьма существенной проблемой: Как было указано Ранее, я предполагаю, что нет. Основанием для меня служит то, что эти два "типа" - изобретение. Может быть и можно классифицировать реальных людей в соответствии с этой изобретенной классификацией, однако нет оснований думать, что эта классификация основана на ДНК, - во всяком случае не больше, чем считать, что любовь или нелюбовь к гольфу основана на ДНК. Или что то, что называют "коэффициентом интеллектуальности" "коэффициентом умственного развития"действительно измеряет интеллект: Я предполагаю, что человеческий язык является продуктом человеческой изобретательности. Он есть продукт человеческого разума mindнаших умственных переживаний и предрасположений. А человеческий разум, в свою очередь, является продуктом своих продуктов: Особенно важным эффектом обратной связи, упомянутым ранее, является предрасположение изобретать аргументы, приводить основания для принятия некоторого рассказа как истинного или для отвержения его как ложного. Другим очень важным эффектом обратной связи явилось изобретение ряда натуральных чисел. Сначала идут двойственное 5 и множественное числа: Затем числа до 5; затем числа до 10 и до А затем идет изобретение принципа, согласно которому мы можем продолжить любой ряд чисел, прибавляя единицу, то есть принципа "следующего" - принципа построения для каждого заданного числа следующего за ним числа.

    Каждый такой шаг есть языковое новшество, изобретение. Новшество это языковое, и оно совершенно отлично от счета когда, например, пастух вырезает на посохе зарубку каждый раз, когда мимо проходит овца. Каждый такой шаг изменяет наш разум - нашу умственную картину мира, наше сознание. Таким образом, существует обратная связь, взаимодействие между нашим языком и нашим разумом.

    Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики - Книга - стр. 1

    И по мере роста нашего языка и нашего разума мы начинаем больше видеть в нашем мире. Язык работает как прожектор: Поэтому язык не только взаимодействует с нашим разумом, он помогает нам увидеть вещи и возможности, которых без него мы никогда бы не могли увидеть. Я предполагаю, что самые ранние изобретения, такие как разжигание и поддержание огня и - гораздо позднее - изобретение колеса неизвестного многим народам высокой культурыбыли сделаны с помощью языка: Без языка можно отождествить только биологические ситуации, на которые мы реагируем одинаковым образом пища, опасность и т. Есть по крайней мере один хороший аргумент в пользу предположения, что дескриптивный язык гораздо старше, чем умение поддерживать огонь: Лишение языка оказывает на них даже физическое воздействие, быть может, худшее, чем лишение какого-либо витамина, не говоря уже о сокрушительном умственном воздействии. Дети, лишенные языка, умственно ненормальны. Лишение же огня никого не делает нечеловеком, по крайней мере в условиях теплого климата. Собственно говоря, владение языком и прямохождение, по-видимому, единственные навыки, жизненно важные для нас. Они, несомненно, имеют генетическую основу; и тот, и другой активно усваиваются маленькими детьми - в основном по их собственной инициативе - почти в любом социальном окружении. Освоение языка - это также грандиозное интеллектуальное достижение.

    эволюционная теория познания поппер

    А им овладевают все нормальные дети, вероятно потому, что потребность в нем заложена в них очень глубоко. Этот факт можно использовать как аргумент против доктрины, будто есть физически нормальные дети с очень низким прирожденным уровнем интеллекта. Около двадцати лет назад я выдвинул теорию, которая делит мир, или универсум, на три полмира, которые я назвал мир 1, мир 2 и мир 3. Мир 1 - это мир всех тел, сил, силовых полей, а также организмов, наших собственных тел их частей, наших мозгов и всех физических, химических и биологических процессов, протекающих в живых телах. Миром 2 я назвал мир нашего разума, или духа, или сознания mind: А эволюционная эпистемология исходит из того, что нет ни такового основания, ни целенаправленного процесса, обеспечивающего неуклонное приближение знания к истине. Вместо этого работают механизмы эволюции - случайные изменения и отбрасывание неудачных вариантов. В одном варианте эволюционной эпистемологии развитие научного знания рассматривается по аналогии с биологической эволюцией. Так, согласно Попперу, познание начинается с проблемы, потом предлагаются различные гипотезы для ее решения аналог случайных мутацийгипотезы подвергаются критической проверке в эксперименте аналог борьбы за существованиев результате чего не выдержавшие проверок гипотезы устраняются аналог естественного отборатаким образом проблемная ситуация модифицируется, предлагаются новые гипотезы, они подвергаются проверке и т. К дарвинистской метафоре прибегает и Т. Такое утверждение может вызвать сопротивление, подобное тому, с каким столкнулся Ч.

    815
    06.01.2017
    Комментариев: 0
    • Прекрасно!


    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.